Главная / Статьи / Интервью с организатором фестиваля FUFF — Эдиной Чюллёг

11 апреля 2017 

Интервью с организатором фестиваля FUFF — Эдиной Чюллёг

Летом 2017 года в небольшой эстонской деревне Цийстре пройдет очередной фестиваль финно-угорского кино. Представители больших и малых народов, объединённых общим происхождением, соберутся вместе, чтобы искать пути самовыражения через экранное искусство. Основатель фестиваля Эдина Чюллёг рассказывает о специфике организации подобных мероприятий, об истории смотра и планах на будущее.

 

 

Эдина Чюллёг (Edina Csüllög) — продюсер, финно-угорский активист. Организатор фестиваля FUFF

 

 

 

Эдина, расскажи, пожалуйста, о своём интересе к финно-угорскому миру. Как получилось, что девушка из Будапешта, из центра Европы, оказалась в эстонской провинции — на земле народа сету?

Я интересовалась финно-угорским миром с 12 лет, поэтому после школы я стала изучать в университете лингвистику, эстонскую и венгерскую филологию. Однако выяснилось, что научные изыскания — не мое призвание. После окончания магистратуры я поняла, что хочу делать что-то еще — мой характер не позволял мне сидеть целыми днями в библиотеке. Я начала искать себя, свое настоящее призвание. Мне было 27, когда я открыла для себя кинематограф. Я пошла учиться в киношколу в Будапеште, где я тогда жила. Закончив её, я пошла работать на телевидение. Это была очень тяжелая и совсем не творческая работа. А мне хотелось знать больше о настоящем кинематографе, о создании художественных фильмов. Я узнала, что в Таллине открылась «Балтийская школа медиа и кино», и решила поступить туда. Я окончила магистерскую программу по режиссуре, и с тех пор я режиссирую и продюссирую фильмы. После окончания школы мне снова пришлось выбирать — где и как я буду жить. И мы решили перебраться в сельскую местность.

Это было простое решение? Ведь основные центры развития кинематографа, всё-таки, города.

Сначала это казалось несколько странным, ведь, как ты сказала, обычно фильмы снимаются в больших городах, там тебе легче найти всё оборудование, технику. Но я всегда любила бросать себе вызовы, поэтому я сказала: «Почему бы нет? Давай! Поедем в деревню!». И мы переехали в Сетумаа, в местечко Табина — это недалеко от Выру, граница Сетумаа. В Сетумаа финно-угорское движение очень сильное — здесь очень важно то, что мы финно-угры.

 

Эмблема фестиваля

И именно это место стало площадкой для показа финно-угорских фильмов. Как возникла эта идея?

Мне очень хотелось совместить мой интерес к финно-угорским народам и к кинематографу. Я стала искать финно-угорские кинофестивали. Мы говорили с Кади Раудалайнен (директором организации «Фенно-Угриа»), и выяснили, что их не существует в том виде, который был мне интересен. Было несколько фестивалей телевизионных фильмов и фестивале документальных фильмов. Но моя идея заключалась в создании фестиваля художественного, игрового кино. Я знала, что, например, у хантов нет художественного кинематографа, но я также понимала, что он и не появится, если мы не сделаем первый шаг, не начнем мотивировать людей на создание финно-угорских фильмов на финно-угорских языках. Примерно через год после того, как я переехала в Табина, я познакомилась с Кристиной Реммель — владелицей Музея льна в Цийстре. Я увидела Кристину, и я увидела место расположения её музея и просто влюбилась в атмосферу. Я осознала, что мы можем стать очень хорошими друзьями с Кристиной и вместе работать над чем-то важным. Мне показалось, что эта местность, красивая природа… Очень подходит для подобного фестиваля. Кристина очень ответственный и обязательный человек, она привыкла много работать, она хороший деловой партнёр. Мы отлично сработались. Я всегда знаю, что могу положиться на неё.

Итак, начало проекту фестиваля Финно-угорских фильмов было положено. Каковым получился первый опыт?

— Первый фестиваль был в 2014 году. Мы хотели создать своего рода сообщество финно-угорских кинематографистов, с определённой площадкой, где они могли бы собираться вместе. Они не обязательно должны быть кинематографистами, но должны поддерживать идеи нашего фестиваля. Также я хотела объединить людей, занимающихся в области кино из Финляндии, Эстонии, Венгрии для общей работы на этом фестивале, потому что это те страны, которые осуществляют финансовую поддержку подобных мероприятий.

Ваши ожидания оправдались?

 Я думаю, это был большой успех. На фестивале было много замечательных людей, атмосфера была великолепная. К сожалению, художественных фильмов было немного. Поэтому мы решили показывать всё, что имеем. Не из чего было выбирать, поэтому мы убрали все ограничения.

Были экспериментальные фильмы из Удмуртии и художественный фильм, который сделали Петер Палган (продюсер двух удмуртских художественных фильмов — А.И.) и молодые удмурты (полнометражный фильм «Пузкар» — А.И.), премьера которого состоялась на фестивале. И я узнала, что наилучшим образом дело сейчас обстоит в Удмуртии, так как они делают фильмы, или по крайней мере, пытаются делать.

В тот год был представлен один фильм на языке сету. Это был любительский фильм, в том смысле, что люди, которые его создали, не были профессиональными кинематографистами. Они просто хотели сделать фильм и сняли его маленькой камерой. Получилось очень неплохо… но, хотя я уже довольно долгое время жила в Сетумаа, я осознала, что это вообще-то тоже первый художественый фильм на языке сету, который я видела в своей жизни. Что было странно, потому что Эстония выделяет деньги на кинематограф и проблема не в деньгах. Я думаю, причина лишь в том, что мы не привыкли снимать художественные фильмы.

Можешь представить, каким потрясением для меня было осознать то, что художественных фильмов недостаточно, столкнуться с холодной реальностью. Я хотела создать фестиваль художественного финно-угорского кино — теперь это было подобно абсурду.

Да, это прискорбно — сделать фестиваль художественных фильмов, чтобы обнаружить их отсутствие. Итак, вы поменяли формат мероприятия. Теперь это уже не художественный кинофестиваль, или, скажем, пока не художественный? 

— Да, мы поняли, что нам необходимо не только организовывать показы, но и учить людей делать кино, хотя бы на базовом уровне. На фестивале мы всё же стараемся ориентироваться на игровое кино. У нас есть финские, венгерские, эстонские, саамские короткометражные фильмы. И мы поддерживаем начинающих кинематографистов из других финно-угорских регионов. Конечно, мы не можем устроить здесь… Мы же организуем интенсивные двухнедельные практические курсы.

 

                        

 

Неужели за две недели можно научиться снимать фильмы? Ведь для кино, особенно художественного, нужно столько всего — сценарий, хорошие актёры… деньги, в конце концов.

— Думаю, что сегодня молодые люди имеют в своём распоряжении камеры, и на самом деле, они довольно легко могли бы играть и создавать фильмы. Наша задача — помогать тем, кто хочет делать художественное кино. И это вполне воплотимо, потому что все смотрят фильмы. Просто ты должен узнать, как это делается. И после — все, кто хочет снимать игровое кино, начнут это делать.

Печальная правда в том, что если игрового кино у нас нет (я не говорю о паре удмуртских примеров, мы говорим о ситуации вообще), то наш фестиваль — это старт, так сказать. У нас есть мастер-класс написанию сценария. Каждый, у кого есть идея, задумка фильма, может прийти развить свою идею, доработать её до киносценария. Мне кажется, это очень важно, если ты никогда раньше не снимал фильмы, и не хочешь ехать в какую-нибудь киношколу, которая находится далеко. Я думаю, наш мастер-класс — это то самое место, где ты можешь научиться тому, как разрабатывать сценарий, как описать и выложить свою идею на бумагу. Ты встретишь людей, которые могут дать тебе обратную связь. Ты можешь не быть профессиональным кинематографистом, но у тебя должен быть глубокий интерес к кино, к киноповествованию на родном языке.

Это просто замечательно! Получается, что на фестивале можно участвовать, даже если у тебя нет готового фильма, но есть идея.

 Именно! Можно подать заявку на участие в мастер-классе. Для этого нужно написать синопсис на полстраницы, где коротко описывается идея фильма, а также мотивационное письмо — почему вы хотите приехать. Это облегчает работу преподавателям мастер-класса, потому что они сами просматривают заявки и производят отбор. У нас предусмотрено только 12 мест: 8 для представителей малых финно-угорских народов и 4 — для представителей других (не финно-угорских) национальностей. В прошлом году у нас была участница из Хорватии, ещё одна из Чили…

 

 

Это интересно! Но что люди из Чили могут получить от посещения фестиваля финно-угорских фильмов?

— Я думаю, если я приглашу людей из Аргентины или из Вьетнама, или из Канады — они также узнают что-то о том, что есть малые народы… они борются за сохранение своей культуры, у них есть свои языки. Эти люди посетят наш фестиваль и, вернувшись домой, будут рассказывать о нас своим друзьям, об этом месте, о встрече с финно-уграми и финно-угорской культурой. Наши языки и культуры различаются, и эти люди смогут ощутить это, и уехать домой счастливыми. И в будущем, возможно, у нас будут возникать совместные проекты… Это очень важно в мире киноискусства — иметь связи и не заниматься своими делами в одиночестве; кинематограф — искусство, основанное на сотрудничестве.

Значит, фестиваль фильмов — это также платформа для расширения информации о финно-уграх?

— Основная идея — открыть мир для нас, для финно-угров. Потому что я понимаю, что этот круг, в котором мы вращаемся — финно-угорское окружение — очень мал. Хотя нас 34 миллиона, но все активисты, все те, кто что-то делает, знают друг друга. Но я не особенно замечаю, чтобы эти фильмы или идея финно-угорской культуры выходили бы за наши внутренние границы — в мир. К примеру, я езжу по разным местам, бываю на разных кинофестивалях и рассказываю: «Ах!.. Я занимаюсь фестивалем финно-угорских фильмов!». И первый вопрос, который мне задают — «Что это? Что такое “финно-угорский”»? И тогда я начинаю объяснять что-то… «Вы знаете — эстонцы, венгры, финны…» и они говорят: «Да-да!». Но если я говорю об удмуртах, марийцах, коми, хантах, никто ничего не понимает, люди ничего не знают об этом. И я не могу пока представить на фестивале фильмы, которые могли бы показать этот мир.

Что вам показалось наиболее трудным при организации двух первых фестивалей? На международных финно-угорских мероприятиях обычно встаёт проблема поиска общего языка. Как вы её решаете?

— Да, это, пожалуй, самая большая трудность на сегодняшний день. Мы получили какое-то количество денег, так что мы решили проблемы с обеспечением проживания и питания для участников. Мы получили фильмы. Думаю, наибольшая трудность с которой мы столкнулись — это как раз проблема языка. Например, на мастер-классе одни люди говорят только по-русски, другие — только по-английски. Нас критиковали, нам советовали сделать две «языковые» группы. Но я не думаю, что это лучшее решение. Я понимаю, что работать в отдельных группах было бы легче, так как общение через переводчиков значительно влияет на время работы. Но раздельная работа свела бы на нет всю идею, потому что опять-таки там была бы отдельная группа малых народов и группа людей из европейских стран. Нет, я не вижу серьезных причин для деления на группы. Именно поэтому наши тьюторы — Даниель Эрдели (Daniel Erdélyi) и Март Кивастик (Mart Kivastik) — всегда работают вместе, при этом Март говорит и по-русски, и по-английски, а Даниэль в основном использует английский для работы.

И так же каждый год у нас бывают замечательные волонтёры, которые помогают с переводом и не только… Возможно, в этом году у нас будет работать новый волонтёр — Елена. Так что мы уже стараемся решать языковые проблемы. Вероятно, нам нужны как минимум два волонтёра, которые могли бы переводить, потому что это очень утомительно — заниматься переводом почти весь день.

Кажется, вы уже решили эту проблему.

— Да, сейчас мы значительно легче справляемся с этим. Есть еще одна сложность — качество присылаемых фильмов. На сайте фестиваля указан формат, в котором должен быть фильм, но, к сожалению, не все обращают внимание на техническую информацию.

Так что это добавляет вам работы…

— Да, это дополнительная работа для нас… Поэтому важно следовать инструкциям. И если вы не знаете в каком формате нужно отправлять фильм, чтобы он подходил, у нас есть технический специалист Паул Нурме. Он очень хорошо знает русский, английский, эстонский, и даже испанский. Можно ему смело писать и спрашивать (paul.nurme@gmail.com). Почему это важно? Дело в том, что, если я смотрю фильм на мониторе комьютера, мне кажется, что всё очень хорошо видно. Но если формат видео неверный, тогда этот фильм невозможно показывать на большом экране. У нас большой экран, и там мы не можем показывать видео в формате расчитанном на ноутбук.

Каковы успехи в построении взаимного знакомства и сотрудничества? Вы следите за результатами работы, проведённой во время фестивалей?

— Результаты впечатляют. Многие из участников первого фестиваля приезжали и на второй, и снова с фильмами. В первом мастер-классе по написанию сценариев принимали участие 8 человек, представителей разных финно-угорских национальностей. После этого мастер-класса было создано четыре фильма — это очень, очень хороший результат. Год — это очень короткое время для кинематографа. Обычно работа над фильмом продолжается 2-3 года.

 

 

Давайте попробуем сравнить ожидания, которые были у тебя на старте проекта, и планы, которые ты строишь сейчас. Что изменилось? Как на фестиваль повлияло то, что ты создала фонд «ФУФФ»?

— Конечно, проект развивается. В ноябре, после проведения первого фестиваля, мы основали фонд «ФУФФ», основной задачей которого является поддержка кинематографа малых народностей. Как я уже упоминала, в 2014 году среди участников фестиваля были Петер Палган и начинающие кинематографисты из Удмуртии. Они попросили нас провести мастер-класс для удмуртов, и в прошлом году мы сделали это.

Кто поддерживает этот проект финансово? У вас есть спонсоры? Как работает эта система?

 Для финансирования мастер-класса на удмуртском языке мы подали заявку на участие в программе родственных народов, которая поддерживает идеи, сходные с нашими, но не только в кинематографе, а во всех аспектах культуры. Также существует финский фонд «Экла» (основатель Экла Халлитус), который очень помог нам с проведением лагеря. Мы нашли хорошее оборудование и сняли два фильма. Один из фильмов еще находится на стадии монтажа, поскольку звук еще не готов. А второй — экспериментальный фильм Ксении Ворончихиной, который, как я только что узнала, взял первый приз на Ижевском кинофестивале. Это очень хороший знак — то, что мы можем открывать новые таланты. Кстати, основное занятие Ксении — керамика. Так что, как видите, каждый, кто хочет научиться делать кино, может прийти и попробовать.

Как проходят дни фестиваля, какова программа?

— Программа следующая. С утра начинается мастер-класс, который продолжается до обеда, т.е. до часу или двух дня. После обеда мы идем в Музей льна. Деревня Цийстре не похожа на деревню эрзя или коми, где дома стоят рядом, образуя одну улицу — здесь дома расположены довольно далеко друг от друга. Мастер-класс проводится в домике, где также живут волонтеры, и до музея нужно идти или ехать примерно 600 метров. Отличная прогулка после обеда… и сидячей работы (смеется). На другой стороне улицы находится «Чайный домик», с которым мы также сотрудничаем.

После ужина начинается показ фильмов, который заканчивается в 10 вечера или около того. Мы организуем проживание и питание для участников фестиваля, а его гости — туристы и местные жители — могут поесть или купить еду в кафе или баре, которые работают во время фестиваля.

Ага, получается, аудитория фестиваля состоит не только из участников!

— Конечно! Это открытый фестиваль, люди, которые живут неподалеку могут прийти и посмотреть кино. Мы также организуем музыкальные мероприятия, где люди могут послушать и потанцевать. Они часто привлекают даже большее внимание местных жителей, чем сами фильмы, это понятно.

Фестиваль проходит в июне, во время полевых работ…

— Да, это важное время для местных жителей. Я помню, во время первого фестиваля, тракторы работали так громко, что мы ничего не слышали! Тогда мы позвонили фермеру и попросили его приостановить на время работы. И он согласился, выключил тракторы и комбайны, за что мы были очень благодарны.

Так что можно сказать, что местные жители вас понимают и поддерживают?

— О да, очень сильно! Фраза, которую я чаще всего слышу от фермеров — «Конечно, Эдина, без проблем». А в этом году мэр уезда Миссо, где мы проводили фестивали, позвонил мне и спросил, будем ли мы проводить третий! Я думаю, это большой шаг вперед. Мы также получаем некоторую финансовую поддержку от местных фермеров — в основном это деньги на питание.

А почему вообще вы решили проводить фестиваль, что называется, «в лесу», за городом?

— Как сказать… Мне кажется, что финно-угорская душа вообще «лесная», и когда мы вынуждены жить в городе, мы неуловимо меняемся… Кроме того, в лесу мы можем сосредоточиться на фильмах, на написании сценария, друг на друге и на том, что мы делаем друг для друга. В городе многое может отвлечь ваше внимание: тут красивая церковь, а там сегодня вечеринка… Мы же хотим создать приятную спокойную атмосферу. Конечно, вы не должны целыми днями только смотреть кино. Вы можете погулять, полежать на траве, искупаться, сходить в лес по ягоды. Здесь вы отдохнете, познакомитесь с новыми людьми, начнете строить новые планы. В городе атмосфера куда более напряженная, все время нужно куда-то бежать, что-то делать. Поэтому мы и решили, что будем собираться, можно сказать, на краю света.         

 

 

Мне нравится то, что можно познакомиться друг с другом, почувствовать себя частью сообщества…

 Да-да! Наш фестиваль помогает знакомиться. Россия очень большая, поэтому марийцы, удмурты, ханты, манси, коми в некотором смысле изолированы друг от друга. А здесь вы оказываетесь в очень маленькой эстонской деревушке, окруженной лесом, и понимаете, что вы гораздо ближе друг к другу, чем думали: «Я башкирский мариец, живу в Башкирии, а ты из Ижевска, так давай попробуем делать что-то интересное вместе!» Мне бы хотелось вдохновить как можно больше людей на совместную работу.

Хорошо, Эдина, давай представим, что это интервью читает кто-то, кто снял фильм на финно-угорскую тематику или задумывается об этом. Расскажи, пожалуйста, поподробнее, какие шаги ему нужно предпринять, чтобы попасть на фестиваль «ФУФФ» в Цийстре?

— Вся информация размещена здесь. Если у вас есть фильм, вы можете отправить его нам, и, если он пройдет отбор, вы станете участником фестиваля. В этом случае вы можете написать нам по электронной почте и сообщить, что хотели бы приехать и лично представить ваш фильм.

Если у вас еще нет фильма, но есть задумка, вы можете поучаствовать в мастер-классе по написанию сценария. Для этого вам нужно написать синопсис на полстраницы и прислать его нам с пометкой «Мастер-класс по написанию сценария». Наш адрес электронной почты: finnougricfilmfond@gmail.com. В настоящий момент мы обновляем информацию на нашем сайте fuff.ee, так что скоро, надеюсь, все последние новости будут там.

Еще раз повторю — мы не ищем обязательно профессиональных кинематографистов, мы ищем энтузиастов, которые хотят научиться новому и поработать вместе с нами. Конечно, лучше всего, если они говорят на своем языке — мы делаем фильмы не на крупных языках, вроде русского или английского, а на марийском, удмуртском и так далее.

Мы также будем рады волонтерам. У нас много работы — от помощи по кухне до PR, фотографии и перевода. Если вы хорошо говорите по-русски и свободно владеете компьютером, вы можете приехать на фестиваль в качестве журналиста — вы будете писать статьи и тексты для размещения в социальных сетях. Чтобы стать волонтером нашего фестиваля, напишите нам по электронной почте.

Всем участникам и волонтерам оплачивается дорога c Москвы (или Санкт-Петербурга) и обратно. Мы также организуем проживание и питание для участников фестиваля.

 

Интервью: Альбина Иванова
Перевод на русский: Елена Самсонова
Оригинал интервью и фотографии на портале MariUver