Главная / Статьи / Даниэль Эбнер, худрук VIS Vienna, о главных принципах работы фестиваля

29 марта 2017 

Даниэль Эбнер, худрук VIS Vienna, о главных принципах работы фестиваля

Фестиваль VIS Vienna стартует уже в июне. В прошлом году Festagent побывал на знаменитом форуме и пообщалcя с его художественным руководителем.


Даниэль Эбнер (Daniel Ebner) — художественный руководитель венского кинофестиваля VIS Vienna.

 

 

Как работает фестиваль

У нас все довольно просто устроено: есть постоянная команда фестиваля, 5-8 человек, те, кто работает круглый год, и волонтеры, примерно 40 человек, они в команде с апреля по май. В основном это студенты, которые пытаются пробиться в киноиндустрии. Это здорово, когда на фестивале работают люди, знающие к чему стремиться, пытающиеся понять, как это работает изнутри. Из зрительного зала этого не увидеть, нужно быть внутри самого процесса. Понять, как все взаимосвязано. Фестиваль растет и для каждого находится работа, никто не сидит на месте.

Кто составляет программу

У нас несколько секций, и в каждой есть свои отборщики, плюс несколько человек, кто занимается преселекцией. Каждую конкурсную программу отсматривают не больше пяти человек, потому что с большой командой отборщиков очень сложно работать. У всех свои предпочтения, а нам нужно выстраивать рейтинг, ставить плюсы и минусы каждому фильму. Поэтому у каждой программы отдельный координатор, но итоговое решение остается за мной, как за программным директором. У меня есть право вето, если какой-то фильм совершенно мне не нравится. Но, как правило, у нас другой принцип. Если фильм вызывает разные, но сильные эмоции, значит, он окажется в программе. Только такое противоречивое кино и заслуживает того, чтобы его показали.

Сколько фильмов участвует в фестивале

Из 3500 фильмов, которые нам прислали, мы отобрали 114 в конкурсные программы. Но у нас есть еще и специальные, кураторские программы. Это плюс 230 фильмов к общему числу. Получается, что в этом году у нас всего 344 фильма. Пока это самый высокий показатель за всю нашу историю. Фильмов так много, потому что у нас есть и специальные секции для музыкальных видео, в этом году мы составили из них 5 программ, а это в общей сложности 60 фильмов.

Российское кино

К сожалению, российских фильмов среди заявок в этом году немного, что-то около 50 работ. Хотя я понимаю, что производится их гораздо больше. Нам, как правило, присылают либо коммерческое кино, очень «прилизанные» фильмы, либо совсем независимое кино ближе к любительскому, либо проекты в телевизионной стилистике. А промежуточного варианта нет. Мы ищем прежде всего серьезные авторские высказывания. Мне бы очень хотелось смотреть больше российского кино, то же самое и с другими странами. Мы получили статус фестиваля, квалифицированного на Оскар. Это большой комплимент нашей работе. Соответственно возросло количество заявок на фестиваль. Работать отборщикам стало еще труднее: нам приходится тратить гораздо больше времени на этапе преселекции, чтобы каждый фильм получил объективную оценку. Нужно обсудить каждое решение, все плюсы и минусы. А делать все поверхностно и бегло — это не наш принцип работы.

 

Иван Золотухин, Ольга Баженова, Даниэль Эбнер

Хронометраж фильмов

Все фильмы сейчас слишком длинные: 45 минут — это почти приговор для любого фильма. Мне кажется, самый оптимальный хронометраж 10-17 минут, не более. К примеру, если мы берем в программу фильм на 30 минут, то это должна быть действительно качественная работа, заслуживающая своего места в конкурсе. Слишком короткое кино тоже не в приоритете. И это тоже плохо для фильма. Он должен оставаться в памяти. Бывают исключения, конечно, но они только подтверждают правила. В прошлом году на Оскар был номинирован фильм Патрика Волрата «Все будет хорошо» (Alles wird gut). У режиссера было две версии фильма: 30 минут и 9 минут. И он провел эксперимент: отправлял обе версии на фестивали, чтобы посмотреть на реакцию отборщиков. Все, как правило, предпочитали сокращенную версию. Но в 2015 году полную версию взяли на Неделю критики в Каннах. После этого все фестивали стали отдавать предпочтение ей. Ни одного приза 9-минутка не получила. Вывод один: если у вас есть отличная история, тогда она вовсе не обязательно должна быть краткой.

Музыкальные права

При подаче фильма режиссеры заполняют заявку, в которой должны указывать, очищены ли у проекта права. Мы им доверяем, особых проверок не делаем. Но у нас были прецеденты, в основном это касается музыкальных видео, фан-роликов. На одном из предыдущих фестивалей на показах оказался представитель музыкальной компании и услышал в одном из фильмов композицию из их библиотеки. Оказалось, что права очищены не были. Нам пришлось убрать фильм из конкурса. Но это скорее исключение. Серьезные режиссеры, конечно, более ответственно к этому подходят и не допускают подобных моментов. Но нужно всегда иметь это в виду. Потому что мы никогда не знаем, не сидит ли на показе представитель какой-нибудь студии звукозаписи или лейбла. 

Контакты с участниками

Мы стараемся не терять связи с теми, кто участвовал в нашем фестивале и тем более с теми, кто победил. Следим за их проектами, фестивальными победами. А еще у нас есть свои резиденции и мастерские, куда мы приглашаем победителей на месяц. Они живут в Вене, работают в полном комфорте. Мы хотим и делаем так, чтобы получив этот приз, они чувствовали себя у нас как дома.

Кинорынки и платные показы

Мы целый год показываем фильмы-участники нашего фестивали в Вене, в других городах, стараемся устраивать показы вне кинотеатров, используем любые возможности. Все они коммерческие, конечно. К примеру, мы показывали короткометражки на экранах в кабинках подъемников, пока туристы поднимались на вершину горы для спуска. Это как раз занимает примерно 7 минут. Здорово, когда параллельно с фестивалем работает кинорынок, к примеру, в Клермон-Ферран очень хорошо налажено это взаимодействие. Мы стараемся, чтобы на фестивале присутствовали представители телеиндустрии, это дает шанс режиссерам продать свое кино. А еще мы обязательно платим нашим участникам за конкурсные показы. К сожалению, многие фестивали этого себе позволить не могут. Но это необходимо, чтобы у каждого режиссера была возможность двигаться дальше.

 

Интервью записали Иван Золотухин и Ольга Баженова
Подготовила Валерия Огурцова