Главная / Статьи / Российский конкурс «Послания к человеку»

28 апреля 2016 

Российский конкурс «Послания к человеку»

В этом году на фестивале «Послание к человеку», который возглавляет режиссер Алексей Учитель, произошли очередные перестановки в команде отборщиков. Арт-директором, отвечающим за спецпрограммы и спецсобытия, с этого года будет кинокритик, почетный президент ФИПРЕССИ Андрей Плахов. Кинокритик и куратор Алексей Медведев займет место директора конкурсных программ «Послания к человеку». Курировать национальный конкурс «Послания» будет Евгения Марченко, до этого несколько лет работавшая в команде отборщиков основного международного конкурса фестиваля.

 

Евгения Марченко — куратор национального конкурса фестиваля «Послание к человеку». Режиссер и оператор, призер российских и зарубежных кинофестивалей KinoStart (Санкт-Петербург), Vau-fest (Киев), Зеркало им. Тарковского (Иваново), Послание к человеку (Санкт-Петербург). 

 

Редакционный директор журнала «Сеанс» Константин Шавловский поговорил с Евгенией о фестивале. С любезного разрешения редакции «Сеанса» публикуем выдержки из интервью.

Изменения в национальном конкурсе

Фестиваль существует уже 26 лет, и ничего супер нового изобрести, наверное, нельзя. Однако в этом году мы хотим конкурс не просто обновить, а сделать из периферийного события — одним из главных. Ведь статус определяется не только премьерностью и эксклюзивностью программы, но и создаваемой атмосферой. В частности, в этом году мы введем обсуждения после показов со зрителями и приглашенными экспертами для всех фильмов конкурса. Мы надеемся, что это поспособствует выработке новых критериев, нового «гамбургского счета» в быстро меняющихся условиях — технических, экономических, политических. Также на данный момент планируется ограничить количество фильмов в конкурсе до 15. И мы будем отдавать предпочтение при отборе молодым авторам, делая акцент на дебютные работы.

Кто и как отбирает фильмы

Я как куратор формирую шорт-лист, из которого мы вместе с Лешей Медведевым и коллегами уже составим конкурсную программу.

Для меня «молодые» — это не физический возраст, а смелость высказывания, поэтому, во всяком случае в этом году, никакого возрастного ценза не будет. Сейчас для себя я стараюсь ставить минимальное количество фильтров, которые урезают поиск. Если фильм где-то был показан, или же это не дебютный фильм, но его присутствие в национальном конкурсе покажется нам необходимым — мы его с удовольствием покажем.

Нас интересует разное кино, молодое и неожиданное прежде всего с художественной точки зрения. Мне кажется, нужно просто собрать хорошие фильмы и привлечь к ним внимание. 

Не думаю, что «Посланию» нужно становиться тематическим фестивалем или подражать кому-то. Нужно постараться собирать яркие программы, чтобы режиссерам хотелось и было интересно участвовать в нашем конкурсе.

Кризис в документальном кино

Действительно, мы увидели за последние годы большое количество примерно одинакового документального молодого кино. Но при этом всем взять ту же школу Марины Разбежкиной — огромное количество выпускников, среди которых есть действительно талантливые авторы, именно авторы. Значит, это сработало, количество перешло в качество. Да, сейчас все освоили этот инструмент [глубину погружения в чужую жизнь], как будто бы мы все так можем и как будто бы это так просто. Но метода никогда самого по себе не хватает, просто сейчас, когда он стал почти мейнстримом, все это чувствуют. А это значит, что кино, усвоив и переварив новый метод, будет неизбежно усложняться, будет усложняться его язык. Так что в этой усталости, как и в любом кризисе, прячется масса возможностей.

Как будто куда-то энергия ушла. Хотя, возможно, какие-то фильмы, какой-то материал, который снимается сейчас, мы будем еще переосмысливать. Если ты стал свидетелем исторического события, то не всегда понятно, что именно ты снял, пока эта история не закончилась. Нужна дистанция.

Международный и российский конкурсы

Наверное, нам не хватает свободы и самостоятельности. Чувствуется, что если у кого-то что-то получилось, то все начинают это копировать. И создается впечатление, что русское документальное кино в большой степени однообразно. А хочется какой-то вариативности. Экспериментов с формой.

Проблема не в отсутствии средств, а в том, чтобы придумать «как». В отсутствии воображения и осознанности. Вообще, слово «осознанность» — очень хорошее.

Работа куратора мешает быть режиссером

Конечно, мешает. Из-за того количества визуальной информации, которое необходимо ежедневно обрабатывать. Очень сложно от этого как-то отодвинуться, абстрагироваться. Поэтому я свою работу строю так: полгода работаю на «Послании к человеку», полгода — мои. И в эти свои полгода я стараюсь минимальное количество фильмов смотреть, никуда не ходить, и либо монтировать свои фильмы, либо снимать. И, самое главное — не брать монтаж на время работы на «Послании…». Потому что снимать я еще могу и люблю, а вот монтировать просто невозможно. Кроме того, что при таком объеме начинаешь думать, как все вокруг ужасно, графомания, ну зачем плодить изображения, когда у тебя и так уже пять тысяч фильмов в почте.

Пять тысяч заявок и платные взносы

У нас был один год, когда пять с лишним тысяч заявок было. Но сейчас заявок меньше, потому что мы ввели небольшую submission fee (сбор за подачу заявки на фестиваль — Прим ред.) Это отличная санкция, но экспериментального и национального конкурса это не касается.

 

Источник: журнал Сеанс, интервью взял Константин Шавловский
Фото: Евгения Петрова