Главная / Статьи / Кино и небо: как снимался фильм g [джи]

3 апреля 2017 

Кино и небо: как снимался фильм g [джи]

Премьера фильма g [джи] состоялась год назад в Мексике, на Kiné, Muestra de Cortometrajes Puebla. С тех пор картина побывала в разных городах и странах, маленьких и огромных кинозалах, получала призы и закрывала конкурсы. Фильм побывал в Италии, Германии, Испании, Румынии, ЮАР и других странах, был тепло принят на фестивалях в Риме и Лондоне, в Ростове-на-Дону и Благовещенске. g [джи] получил приз зрительских симпатий на всероссийском фестивале авторского короткометражного кино «АРТКИНО» в Москве и диплом жюри на фестивале «Северный характер» в Мурманске. По прошествии года и нескольких десятков фестивалей фильм можно посмотреть онлайн. Прямо здесь и сейчас!

 

 

Роман Сафин, режиссер фильма, рассказал нам, каков был путь от замысла фильма до съемочной группы в 70 человек, о планах на будущее и про съемки в Китае. 

 

Роман Сафин  —  режиссер, актер, художник. В кино с 2010 года. Автор нескольких короткометражных фильмов и видеороликов, в том числе короткометражного фильма «Мертвая пробка» (диплом жюри фестиваля Святая Анна в 2013 «за высокий профессионализм», участник Short Film Corner Каннского кинофестиваля 2013 в составе альманаха от компании Роскино, участник других отечественных и зарубежных фестивалей). 

 

«Полеты во сне и наяву»: о замысле фильма и парашютном спорте

Замысел рождался очень долго. Помню, что меня преследовало какое-то ощущение падения. В жизни, во снах. Как-будто разбегаешься и прыгаешь в пропасть. А что там, внизу — не известно. И в итоге, подумал, почему бы не передать это ощущение в кино. Так, плавно, я подошел к теме парашютного спорта. 

Затем встал вопрос, о чем собственно будет кино. Сценарий, замысел ведь самое важное. Все спецэффекты и визуальные решения улетучиваются, у зрителя в голове остается только история. Сначала я просто хотел сыграть на перевертыше. Но это тоже эффект, а не сюжет. 

Я вообще сторонник строгого подхода к созданию сценария — сначала тема, затем название, логлайн, синопсис, затем уже сценарий. Это позволяет логически верно следовать основной теме и основному конфликту. Конечно, в процессе работы над сценарием, все может сто раз поменяться, но автор с самого начала должен знать, куда он идет. Как сказал один известный кинематографист: «Если вы не знаете, как назвать свой фильм, то вы вообще не знаете, о чем пишете». Это не является аксиомой, меня это изречение даже сковывало в какой-то момент, но суть верна. В моем случае, тему нужно было искать, исходя из выбранной среды — падения, прыжками с парашютом. 

Я начал интересоваться этой сферой. До этого я понятия не имел, как там все устроено. Это красивый, экстремальный и безумно интересный вид спорта. В нем свои законы, правила, и что самое важное — все подчиненно в первую очередь безопасности. Ты падаешь с высоты в 4000 метров. Да, для профи это уже рутина. Они просто получают кайф. Но для меня все это было очень серьезно. 

Таким образом, углубляясь в тему парашютного спорта, ко мне приходили самые разные варианты сценариев и тем. В итоге, после нескольких, я остановился на простой и понятной ­­­— отношениях мужчины и женщины и конфликте, разразившемся в небе, в свободном падении. Падение с огромной высоты как грань, на которой герои принимают единственно верное решение, делают выбор. 

Сюжет прост — любовный треугольник, измена и ее последствия. Эта тема тоже волновала меня в то время: за любым предательством будут последствия. Это, собственно, авторская мысль, которую я вкладывал в кино. Любая ложь рано или поздно вскроется, и за неё придется заплатить. Возможно, даже жизнью… 

Другими факторами, уже из ряда технических, было желание сделать кино немногословным и коротким. Чтобы оно смотрелось на одном дыхании, держало в напряжении и было понятно зрителю из любой точки мира. Думаю, нам это удалось. 

«Джи» — это еще и экстремальное и красивое кино, потому что я с самого начала поставил задачу снять полет захватывающе и безумно красиво. 

 

 

Первый прыжок и уникальные съемки воздушных сцен на кинокамеры

Я не смог позволить себе снимать фильм о парашютистах, не прыгнув с парашютом. Возможно, это глупо, но я за честное кино. Например, у меня есть сценарий полного метра, главный герой которого автомеханик. Я закончил курсы механика, и в итоге в сценарий вошли интересные детали, о которых я раньше просто понятия не имел. Поэтому и здесь мне пришлось пойти на этот шаг и прыгнуть: 4000 метров в тандеме. Прыжок состоялся не совсем гладко. Нас закрутило, мы долго не могли стабилизироваться, меня укачало. В тот момент я не понимал, что вообще происходит. Перед моими глазами просто пролетал видеооператор, я понимал, что что-то идет не так. В итоге парашют был выпущен, и только тогда появился страх и осознание, что ты висишь на огромной высоте, и держат тебя тоненькие стропы. Жуть! Но я хочу еще. 

Во время съемок мне прыгать уже не пришлось. В нашей команде были профессионалы своего дела — чемпионы мира по парашютному спорту, воздушные операторы с колоссальным опытом. Мы просто обсудили с ними все детали, нарисовали раскадровки, нашли решения. Главным достижением был тот факт, что мы первые, кто сняли подобные воздушные сцены на кинокамеры. Съемка прыжков на экшн-камеры и современные фотоаппараты уже не редкость. Но нам нужен был рапид и высококачественное изображение. В итоге, после раздумий, страховки и тестов, мы это сделали. Спасибо команде наших продюсеров и воздушным операторам! Они стали первыми, кто взял на себя этот риск! 

 

 

Кроме того, я сразу отказался от хромакея. Все сцены, в которых использовался зеленый фон для подобных съемок, выглядят искусственно. Даже в голливудских фильмах. Поэтому даже крупные планы актеров мы снимали на открытом пространстве, имитируя только поток ветра. Графики в нашем фильме минимальное количество. 

О том, что не вошло в фильм

В большей степени, нам удалось все, что мы планировали. Но есть кадры, которые, к сожалению, реализовать не удалось. Из-за непогоды, мы не смогли снять кадры отделения парашютистов с соседнего спортивного самолета. Два самолета должны были лететь параллельно друг другу. В одном из них должен был сидеть наш оператор и снимать как из соседнего самолета выпрыгивают парашютисты. Это невероятно эффектный кадр! Но погода не дала нам это сделать. 

Другой неудавшийся кадр — съемка того же отделения парашютистов, но с земли на длиннофокусный объектив. Тут произошла обидная ситуация — мы не смогли точно определить позицию для камеры, когда парашютисты начали выпрыгивать, самолет оказался прямо над нами и нам физически не удалось выстроить кадр. А возможность была лишь одна. 

Вывод тут простой: когда снимаешь экстремальный вид спорта в реальных условиях, нужно быть готовым к сильной зависимости от погоды и к совершенно непредсказуемым ситуациям. 

О нехватке крепких жанровых короткометражек

Когда я только пришел в кино, удивлялся работам молодых режиссеров, которые видел на фестивалях. Медленно, грустно, бедно, многозначительно и непонятно. Мне кажется, что многие в своих короткометражках хотят высказаться любой ценой, не думая о форме. Им важно выплеснуть наболевшее. Но как это воспринимает зритель — об этом уже не думают. А если и думают, то пытаются копировать мастеров прошлого. 

Сейчас мир меняется ежедневно. Скорость жизни, ее темп увеличился в разы. У человека, помимо кино, появилась куча других способов досуга - смарт ТВ, видеоблоги, чаты, инстаграм и так далее. Каждый автор должен задать себе вопрос — почему зритель должен потратить свое время на твое кино, а не на любимый ютуб- канал или переписку с друзьями?! Тут нужно исходить из задачи — для кого ты делаешь кино? Для себя и близких, для фестивального жюри, для массового зрителя? Тебе важно просто что-то рассказать или рассказать так, чтобы весь интернет это обсуждал? 

Создано ли короткометражное кино для больших экранов?!

Мы сразу поставили себе цель — участия и показы на фестивалях. Фестивали — это киноэкраны. Кроме того, это вопрос уважения к зрителю. Когда я смотрю на большом экране кино, выполненное некачественно в техническом смысле, я понимаю, что автору просто плевать на зрителя. 

С другой стороны, сейчас век интернета, ютуба и соцсетей. В этой области вопрос качества уже давно не играет важную роль. Я столкнулся с тем, что мой киношный подход к производству мешает мне делать простое коммерческое видео для интернета. Здесь важно быстро и со смыслом. А снять можно и на телефон. Поэтому все зависит от задачи — для чего и для кого ты снимаешь свое кино? 

Идеальный хронометраж короткометражки

Мы сразу ставили задачу снять историю до 15 минут, потому что большинство  фестивалей имеют такое ограничение и это оптимальный формат для восприятия зрителей. Многие мои коллеги снимают короткие метры около 30 минут. Мне со стороны кажется, что по причине желания высказать как можно больше идей в своих первых работах и неопытности. Надо уметь увидеть лишнее в снятом и вырезать это. На каждом этапе создания фильма, нужно взглянуть на него со стороны и поставить себя на место зрителя. По сути, кино — это путь, по которому мы проводим зрителя за руку. И в определенных местах пути хотим, чтобы он удивился, рассмеялся, заплакал, испугался и так далее. Так, если мы не будем думать о зрителе, значит мы действуем только интуитивно. Но это либо слишком самонадеянно и безответственно, либо высший пилотаж. 

Если у тебя есть идея полного метра и есть возможность снять короткую заявку, то это прекрасно! Но даже в этом случае, лучше удерживать себя в рамках 15 минут. Это дешевле, ярче и явно динамичней. 

Почему у фильма такие длинные титры…

Конечно, такой сложнопостановочный, пусть и короткометражный проект, невозможно было бы довести до конца без команды профессионалов. Группа более 70 человек — это даже больше, чем на некоторых полнометражных проектах. Отдельно хочу выделить наших спонсоров, которые поверили в проект и вложили в него свои средства! Это более 400 инвесторов, которые внесли свой вклад в рамках краудфандинга. Кино — это коллективная работа. Тут нет незначимых позиций. У нас была чудесная команда. Конечно, в таком большом творческом коллективе не обойтись без недопонимай и конфликтов. Иногда я даже хотел бросить все к чертям. Но цель довести все до конца помогала не сдаваться. Сейчас я понимаю, что все шло так, как должно было идти. 

 

 

О съемках в Китае: по следам советского разведчика Зорге

Два месяца я работал  вторым режиссером на съемках телесериала «Зорге». Это история о советском разведчике Рихарде Зорге. Он жил и много работал в Токио. Мы долго выбирали подходящее место для восточной натуры. И остановились на киностудиях под Шанхаем. Конечно, с китайцами было очень интересно, но в то же время не просто работать. Другой менталитет, другой подход к работе, другой опыт. У нас индустрия начала возрождаться в конце 90-х, все только недавно стало походить на полноценную фабрику кино, многое у нас делается нахрапом — придумали, рискнули — что-то получилось. И это проявляется во многом: в подходе к производству в целом, и в деталях. То, как организована работа на площадке, как строится график и так далее. 

Китайцы в некоторых моментах были от нас в шоке. А мы от них. Не знаю, как они работают друг с другом, но с нами все было очень регламентировано, по тарифам, которые вечно менялись, по каким-то соглашениям, которые для них потом ничего не значили. Вообще, китайцы очень не стабильны в этом смысле. Ответственность и честность для них не на первом месте. Тем не менее, я познакомился с некоторыми очень классными местными жителями.

Но в чем они точно ушли далеко вперед — это в отношении к своему реквизиту, к рабочему графику. Их киногорода поражают красотой и масштабом. Это огромные улицы, районы. Разнообразные автопарки, склады реквизита и костюмов. Конечно, у нас на Мосфильме тоже все есть. Но не в таком количестве и не такого качества. Еще у них есть отличная особенность, которой так не хватает на наших площадках — чтобы не происходило во время съемки, они делают перерыв на перекус ровно в 12 и 18:00. У нас фиксированный перерыв на обед никак не уживается. 

Ищу продюсера для полного метра

У меня готов сценарий полного метра о двух братьях, которые пытаются спасти жизнь своему отцу. Они здорово умеют гонять на мотоциклах. Да, это снова драма и экшн. Мне интересны истории, которые можно рассказать эффектно. Я люблю разное кино, но самому придумывать и создавать интереснее сюжеты, где есть какой-то экстрим, красота, вызов. Мотогонки – это тоже вызов, как и парашютный спорт. У нас никто пока так и не снял достойный фильм про скоростные виды спорта. Нам не нужен ответ «Форсажу», мы сможем снять подобное лет через десять, не раньше. Но нам нужна своя история, про простых ребят, со своими проблемами, своей судьбой, которые просто умеют гонять на байках. Я эту историю написал и хочу довести ее до экранов. Поэтому сейчас ищу продюсера, который бы приобрел этот сценарий. Я даже предварительный КПП уже сделал — все-таки большую часть времени проработал вторым режиссером. Еще есть идея снять роуд-муви. Один главный герой. Дорога. Жизнь. Это как раз философское кино не для массового зрителя. Но оно пока в стадии разработки. 

Живопись и кино

У меня был период, когда я писал много картин. В последнее время реже. Но хочу возобновить. Чувствую, что этого не хватает. Темп жизни меняется, иногда нужно делать паузы. Живопись в этом помогает. И в режиссуре тоже. Проще мыслить картинками и так доносить свои мысли. Некоторые мои картины мы как раз передали инвесторам нашего фильма. Многие проданы. Некоторые до сих пор доступны для покупки. В ближайшее время я хочу написать большую работу. Метра полтора на два. Чтобы прям ух! 

Материал подготовила Юлия Травникова, интервью взяла Ольга Баженова