Главная / Статьи / Кирилл Алёхин о прошлом, настоящем и будущем VR в кино

2 ноября 2017 

Кирилл Алёхин о прошлом, настоящем и будущем VR в кино

Постепенно виртуальная реальность (virtual reality, VR) привлекает внимание всё большего числа кинематографистов. Надеть шлем, чтобы выйти за границы привычного, предлагает всё большее количество кинофестивалей. Специальные камеры, позволяющие проводить съёмки в 360°, становятся всё доступнее. Festagent не смог пройти мимо.

Мы решили выяснить, как работает команда при создании VR-фильма, каковы особенности сценария, какой хронометраж оптимален, как достичь эффекта погружения и в каких жанрах VR сильнее. Во время поиска ответов не обошлось без главного — темы эволюции виртуальной реальности. Что же такое VR для современного кинематографа — аттракцион или новая эра? Разобраться помог Кирилл Алёхин.

 

Кирилл Алёхин — генеральный продюсер кинокомпании Life Is Short. Совместно со студиями «Друг друга» и Interactive Lab снял первые игровые короткометражные 360°-фильмы в России: в «1916» Юрия Квятковского зритель телепортируется на сто лет в прошлое, а в триллере «Клетка с попугаями» Максима Диденко — в будущее, где Марс всё ближе, но люди остаются людьми.

О начале пути

Моё пробное погружение в VR случилось ещё в 1990-х. На ВДНХ открылось первое в Москве интернет-кафе. Дорогой интерьер, компьютеры за $10 в час, у каждого дежурил менеджер в фирменном поло. Это было такое окно в будущее, хотя, конечно, с разводами настоящего: охранял местечко пожёванный жизнью бандит с простреленным коленом. Клиенты почти не заглядывали: интернет интересовал только гиков, но откуда у гиков деньги? Поэтому иногда в кафе пускали школьников — бесплатно «посидеть» и потестировать разные перспективные технологии. Первый сетевой шутер, первую страницу на HTML, первую анимацию на Flash, первый чат, первый шлем виртуальной реальности. Назывался он VFX1: тяжеленная чёрная маска, в которой включался Quake, ну и всё. Других приложений, кроме пары-тройки демонстрационных, не было.

Об эволюции VR

Конечно, хочется рассказать, что за двадцать лет все круто поменялось. Но нет. Выглядят VR-шлемы приблизительно так же, хотя стали заметно легче. Вокруг VR поднялся шум: фестивали, показы, специальные камеры для съёмки в 360°. Но год назад я познакомился с инвестором, готовым вложиться в сеть VR-салонов. Сел изучать рынок. Часами смотрел панорамное порно, документальное кино, игровые фильмы, рекламу… И оказалось, что всё это — эксперименты, а действительно классного контента, чтобы вот воу-воу-воу, для VR/360° пока нет.

Примерно в это же время мой партнёр Сергей Корнихин предложил снять для проекта «1917. Свободная история» и «Сбербанка» фильм в 360°. Мы построили в хромакейном павильоне декорацию дореволюционной сберкассы, поставили на штатив RED со сверхширокой оптикой и целую смену ловили идеальный однокадровый дубль. Это был, по-моему, первый игровой короткий метр для 360° в России. Через несколько месяцев мы сняли триллер Максима Диденко «Клетка с попугаями» (его показывают в серебристой кинобудке на площади Москва-Сити), потом разработали креатив для виртуального тест-драйва нового автомобиля, вместе с екатеринбургской студией U360 запускаем интерактивный 360°-триллер — короче, нас затянуло.

О популярности VR в России и мире

VR/360° — это глобальный стартап. Все говорят, что в две тысячи каком-то году VR войдёт в каждый дом. Пробуют технологии, проводят VR-лаборатории, собирают риги из нескольких кинокамер, снимают первые кейсы. Но пока у VR нет главного — зрителей. За год в мире продано несколько миллионов очков (если считать и Oculus Rift, и Sony PlayStation VR, и другие решения), и это, конечно, совсем мало. Чтобы VR стал настоящим рынком, этот счётчик должен показывать сотни миллионов. (Есть шанс, что это случится уже в следующем году. Facebook анонсировал дешёвые шлемы Oculus Go по $199 и планирует продать миллиард устройств.)

Зритель сегодня — такой пресыщенный удав, в которого не лезут ни мыши, ни бандерлоги. Привлечь его можно только одним способом: как следует удивить. VR/360° — это новый опыт. Это возможность попасть внутрь фильма или игры. Это цепляет. По крайней мере, первые десять минут. Что с VR будет дальше — вопрос. Если формат VR найдёт собственный язык, темы и уникальную драматургию, то очки, вполне возможно, станут новым телевизором. Если же нет, VR/360° останется нишевой историей — инструментом для презентаций, выставок, обучения и любимой игрушкой риэлторов.

XIX Всемирный фестиваль молодёжи и студентов. Международный молодежный кинофорум. Фото: Russian VR Seasons.

О плюсах и минусах формата

Технических проблем хватает. Недостаточное разрешение экранов (из-за него появляется ощущение «зернистости» изображения), удары по вестибулярному аппарату (зрителей в очках часто укачивает), сложный постпродакшн. Но всё это, в общем-то, быстро уходит. В 2017-м технология ракетой рванула вверх. Другое дело — контроль: как в 360° управлять вниманием зрителя, чтобы он смотрел именно туда, куда нужно по сценарию? В кино за это отвечает столетняя школа режиссуры. Для VR/360° решения пока нет: все находятся на стадии… М-м-м… Накопления опыта.

Кино или телевидение — это коллективное переживание, а вот VR/360° — индивидуальное. Ты надеваешь очки и проваливаешься в другой мир. При этом, конечно, тревожишься, как бы с тобой чего не сделали: пока ты торчишь в VR, в Real Reality ты беззащитен, и от этого появляется некий дискомфорт. Ещё проблема — удобство. Другие медиа используют гэджеты, которые уже есть в квартире или в кармане — ТВ, монитор, смартфон. Для кино в 360° нужно специальное приспособление (пусть даже кардборд), а для VR — подключение к компьютеру или специальный рюкзак. Технология эволюционирует, и через пару лет, вероятно, всё станет проще, но пока — вот так.

Но у VR есть понятное преимущество: он до нуля сокращает дистанцию между зрителем и событиями. Осталось понять, где это важно и работает, а где нет.

О создании сценария

По-старинке: белый лист, Courier New, 13 кегль. Принципиальное отличие в плотности материала. Для проекта VR/360° нужно прописывать несколько параллельных сюжетных линий, которые идут внахлёст, чтобы зритель крутил головой и повторял: «Всюду жизнь!»

Сценарий фильма или сериала — это только то, что попадает в кадр. Сценарий VR-фильма — это ещё и действия (реплики, события) для всех персонажей, которые живут в сцене.

Об особенностях работы режиссёра и команды

Съемка в 360° больше похожа на театр в том смысле, что режиссёр создаёт сразу мир. Рамка кадра, крупность, темп монтажа — всего этого нет. 360°-режиссёру остаются только декорация, актёры и слово. И очень, очень длинные дубли: в 360°-кино эффект погружения напрямую связан с количеством склеек. Чем их меньше, тем лучше.

В остальном нужна стандартная киногруппа. Но оператор, например, не будет бегать по площадке с изиригом, а один раз выставит свет, камеру — и сядет на плэйбек.

Оператор с Nokia-OZO-VR-Camera.

О жанровой специфике

VR/360° пока классно работает в двух жанрах: фантастика и документальное кино. Например, переносит зрителя на Таймс-Сквер или на лёд Байкальского озера. С точки зрения мизансцены всё просто: значимые объекты находятся в радиусе метра от зрителя. Остальное не очень важно.

Удобный хронометраж — минут пять. Некоторые пытаются снимать в 360° полный метр, но, честно говоря, это бесполезные рекорды. Видеоигры пока тоже лучше себя чувствуют не в VR, а на плоском экране. Зачем тогда рисковать с VR? Всем интересно поэкспериментировать. В кино и сериалах границы возможного более или менее известны. А VR/360° — новая территория. Терра инкогнита! Удастся ли в новом формате выжать новые эмоции и рассказать другие истории?

Об авторах, работающих в VR

Главный миссионер 360°-кино в России — документалист Георгий Молодцов. На него стоит подписаться в Facebook, чтобы следить за новостями: это он организует 90% фестивалей, показов и презентаций 360°-фильмов в стране.

Собственные классики у формата пока не появились. Зато есть первые опыты больших режиссёров. Алехандро Иньяритту снял VR-путешествие на границу Мексики и США «Плоть и песок» — в нём можно заглянуть в любого беженца или пограничника и увидеть, что сердца у всех бьются одинаково. На днях Американская киноакадемия объявила, что Иньяритту получит за неё специальный «Оскар». И понятно, что статуэткой отметят не только режиссёра, а в целом VR: «Обратите внимание! Кажется, кое-что начинается».

Кадр из фильма «Carne y Arena» («Плоть и песок»).

О фестивалях VR

Все VR- и 360°-фестивали сегодня очень похожи. В зале нет экрана, зато стоят 20-30 стульев. Часто барных, чтобы можно было свободно крутиться. На сеансе зрители синхронно надевают очки, включают программу, через полчаса относительно синхронно эти очки снимают, трут глаза и делятся впечатлениями.

Год назад везде показывали примерно одно и то же. Но контента становится больше, и появляется специализация. Собственная VR/360°-секция теперь есть каждого большого фестиваля (в этом году появилась на ММКФ), уже есть смотры документального и научного-популярного 360°-кино, Венецианская Биеналле финансирует арт-проекты в VR/360° — думаю, что скоро счёт будет идти на сотни фестивалей и программ.

XIX Всемирный фестиваль молодёжи и студентов. Международный молодежный кинофорум. Фото: Russian VR Seasons.

 

Перечень кинофестивалей с подачей VR 360° в каталоге Festagent (доступно только подписчикам)

 

***

Хотите снимать в VR и срывать лавры? Подробнее о том, как и где лучше познавать тонкости виртуальной реальности и для чего подаваться на фестивали с подобными проектами мы расспросим Георгия Молодцова — того самого «главного миссионера 360°-кино в России».

Скоро на Festagent!

 

 

 

 

Материал подготовила Лара Павлова. Заглавное фото: EMC VR FILM Festival.