Главная / Статьи / Ирина Павлова о Российских программах ММКФ

13 августа 2015 

Ирина Павлова о Российских программах ММКФ

37 по счету фестиваль прошел традиционно в конце июня, с 19 по 26 число 2014 года. Главный приз «Золотой Георгий» получил режиссер из Болгарии Ивайло Христов за фильм «Лузеры», а российская картина «Арвентур» Ирины Евтеевой удостоилась специального приза жюри «Серебряный Георгий».

FESTAGENT поговорил с Ириной Павловой об особенностях отбора в секцию российских программ, о работе кураторов и судьбе российского кинематографа.

 

Ирина Павлова — художественный руководитель российских программ Московского международного кинофестиваля (ММКФ).

 

 

Московский международный фестиваль — второй старейший кинофестиваль мира после Венецианского. Президентом фестиваля с 1999 года является Никита Михалков.


Особенности команды на ММКФ

В одиночку программу из 140 фильмов составить невозможно. Я отсматриваю только игровое кино, а другие кураторы отвечают за документальную и анимационную секции. Конечно,  в спорных ситуациях я помогаю коллегам советами.

Постоянный автор анимационной программы — Елена Александровна Таврог. Кураторы документальной программы уже 3 года подряд меняются. В прошлом году неигровое кино отбирал Андрей Шемякин, а на 37 ММКФ — Евгений Голынкин и Иван Твердовский-старший.

Ротация кураторов происходит по определенным причинам.  Большинство из них действующие режиссеры или продюсеры, поэтому сохранить объективный подход к отбору фильмов сложно.

В прошлом году, например, в программе оказалось несколько картин, снятых на студии Андрея Шемякина. У документального сообщества были претензии по этому поводу. На нынешнем фестивале возникла обратная ситуация.  Кураторы проявили излишнюю принципиальность и не внесли в программу свои работы, в том числе выдающийся фильм Ивана Твердовского-старшего «Грумант. Остров коммунизма». Я была категорически против такого решения, но мои доводы остались без внимания.

 

Принципы отбора в секции «Новое кино России»

Я не руководствуюсь своими вкусовыми пристрастиями, личными предпочтениями и даже прошлым картин. Моя цель — создать панораму отечественного кино за год, показать зрителям все новое, лучшее и знаковое. Стараюсь представить и те фильмы, у которых не будет выхода на широкий экран. Например, на 37 ММКФ состоялась премьера драмы Алексея Козлова «Запрет». Хотелось, чтобы эту замечательную картину увидела пресса и отборщики других фестивалей.

Как сочетать дебюты и зрелые картины?

Картина Василия Сигарева «Страна Оз» была показана лишь на «Кинотавре». Ее посмотрело около 400 человек, профессионалов индустрии, что помогло картине получить первое освещение в СМИ. Ее фестивальная судьба только начинается. У фильма «Под электрическими облаками» Алексея Германа-младшего есть и успешное фестивальное прошлое, и состоявшийся прокат. Но эта кинолента сама по себе тенденция, упустить ее я посчитала невозможным.

Почему часть фильмов показали в нескольких программах фестиваля?

Главная цель программы российского кино в том, чтобы зритель, побывавший на всех показах в Большом зале Дома кино, смог получить представление о современном отечественном кинематографе. На нынешнем фестивале она не была полностью достигнута. Мы смогли показать «Милый Ханс, дорогой Петр» Александра Миндадзе параллельно с основным конкурсом, а в показе кинолент Александра и Андрея Прошкиных нам было отказано прокатчиками.

Фильм Стефано Лоренци «Вставай и бейся» был показан и в Доме кино, и в программе «Русский след». Это яркий пример копродукции России и Италии, получивший поддержку Фонда кино и Минкульта. Режиссер монтажа, композитор и исполнитель главной роли — Алексей Воробьев. За последние два года у нас было создано немало совместных проектов с другими странами, и обратить внимание на эту тенденцию было также очень важно.

Как отбирают фильмы в секцию короткого метра?

Эта программа была создана режиссером Иваном Твердовским-младшим, но в этом году по тем же причинам, что и в секции документального кино, произошла замена куратора на  молодого продюсера Данилу Ипполитова. Он не столь искушен в тонкостях закулисной игры и отбирал фильмы по простому принципу: качественное кино, которое хоть сейчас показывай в кинотеатре.

Данила сам изъявил желание попробовать свои силы в отборе, так как он с детства погружен в атмосферу искусства благодаря своему деду режиссеру Андрею Смирнову, отцу искусствоведу Аркадию Ипполитову и матери Авдотьи Смирновой. Если бы ко мне пришел кандидат «без имени», то я устроила бы серьезную проверку знаний. Выбор в пользу Данила — отнюдь не блат, а уверенность в его понимании искусства с рождения.

Ваше отношение к законопроекту о введении налога на прокат иностранных фильмов?

Я давно заметила, как только государство берется за помощь кинопрокату, то ему это на пользу не идет. С включением НДС на зарубежные фильмы спрос, по всей видимости, упадет, так как в первую очередь этот закон ударит не по кинопрокатчикам, а по зрителям.

В связи с подорожанием билетов все вернутся к просмотрам в сети, где даже я, не самый продвинутый пользователь, способна обойти антипиратский закон. Способов поддержки кинематографа миллион! Был отрезок в истории постсоветского кино, когда деньги потекли туда рекой. Это было связано с льготным налогообложением на инвестиции в культуру.

Вы ждете новую волну в российском кинематографе?

Нет, наоборот, я вижу, что философско-духовная генерация, которая только наметилась, сейчас распалась. Из-за идеологических и художественных вопросов сегодня каждый режиссер живет и творит сам по себе. На смену идеям пришли тренды, что также отразилось на разъединении кинематографистов. Не смотря на то, что все картины не похожи друг на друга, почти во всех отсутствует витальность, стремление жить. По сравнению с кино прошлых лет, когда даже после самых трагических событий герой верил в будущее, в наши дни такой веры нет. Кажется, что за руинами последуют еще большие руины.

 

Интервью: Ольга Баженова и Иван Бутенко