Съемочная группа

Режиссер Вахтанг Жоржолиани
Режиссер Павел Цыпленков
Сценарист Вахтанг Жоржолиани
Сценарист Павел Цыпленков
Продюсер Вахтанг Жоржолиани
Продюсер Павел Цыпленков
Монтажер Вахтанг Жоржолиани
Монтажер Павел Цыпленков
Звукорежиссер Вахтанг Жоржолиани
Звукорежиссер Павел Цыпленков
E80ff6743bf448cee96281b147e3cdbfed34a994

Вахтанг Жоржолиани

Режиссер
07.01.1995

Биография

Вахтанг Жоржолиани родился в Москве. В 2010 году поступил в Медицинское училище № 24 Департамента здравоохранения г.Москвы, где учился в течение 3 лет. С 2013 по 2014 год изучал китайский язык в Ланьчжоуском университете, г. Ланьчжоу, КНР. С 2015 учится в МИТРО на факультете режиссуры, в мастерской Владимира Меньшова и Владимира Тумаева.

230d242ad6b4d2bb582d4c8a68a67f26b4cdb247

Павел Цыпленков

Режиссер
17.06.1997

Биография

Павел Цыпленков родился в 1997 году в Москве. С 2015 году учится в МИТРО на факультете режиссуры кино и ТВ, мастерская Владимира Меньшова и Владимира Тумаева.

Заявление режиссера

Несмотря на то, что я - грузин, всю свою жизнь я прожил в Москве, и, если честно признаться, даже толком не выучил грузинский язык. Лишь изредка, совсем ненадолго, я приезжал в небольшое грузинское село, которое называлось Тобаниери, и поэтому так и не мог до конца понять, что же это за место, и почему люди там так сильно отличаются от прочих. Я хотел уловить и запечатлеть в своей памяти ту атмосферу, те лица и взгляды, понять людей, которые совсем иначе смотрят на этот мир. Но тем не менее, из раза в раз, от меня ускользал шанс сделать это. Ведь так сложно взять и пропустить через себя чужой уклад, чужие традиции и воззрения. И тогда я понял, что единственный шанс добраться до самого сокровенного и тайного - это снять фильм об этом месте. Сделать так, чтобы другие увидели то, что увидел я. И вот, отправившись вместе с моим другом в то самое село, расположенное подле величественных гор, мы приступили к съёмкам нашего фильма. И в конце концов мы поняли… Несмотря на дружелюбие, гостеприимство и непосредственность, в воздухе всегда витала бесконечная грусть, а рядом с духовным богатством была материальная нищета. Эта двойственность процветала во всём и везде. На лицах людей застыло смирение. Вековые традиции погрязли в разрушенных домах, несбывшихся мечтах и личных трагедиях. Ведь там, где теплится и процветает жизнь, рядом, спрятавшись, тихо ожидает своего часа смерть.