Интервью
Могу сказать остальным «Fuck you, мне плевать, что ты думаешь, фильм будет участвовать»
Интервью с директором Tampere Film Festival Юккой-Пеккой Лааксо

Юкка-Пекка Лааксо
Юкка-Пекка Лааксо — директор кинофестиваля в Тампере. Занимается отбором фильмов и составлением программ с 2000 года. Ответственность за стратегическое планирование делит со своим содиректором.

Также работает исполнительным директором киноцентра Pirkanmaa в Тампере. Pirkanmaa — это некоммерческая организация, занимающаяся показом артхаусного кино, медиаобразованием, распространением фильмов на территории Финляндии.

Является членом Европейской киноакадемии.
В марте 2018 команда Festagent посетила фестиваль короткометражного кино в Тампере. Кроме продуктивной работы на кинорынке, мы провели много приятных встреч. Одна из них вылилась в интервью.
Юкка-Пекка, первый вопрос хотим задать о призах, потому что для нас было большим сюрпризом, что множество из них, в том числе Гран-при, получили анимационные фильмы. Можно ли сказать, что это некий фестивальный тренд?
— Я также был удивлен, что анимационные фильмы были такими сильными! Награды вполне понятны, потому что в этом году нам представили действительно много качественной анимации.

Ты никогда не знаешь наперёд, все зависит от решения жюри. Я думаю, анимации в наши дни доступно много различных приёмов. Обычный художественный фильм, можно сказать, ограничен в средствах выражения. В общем, просто были действительное хорошие картины. Так что не думаю, что это тренд. Возможно, в следующем году появится что-то абсолютно новое.
Призовые статуэтки Tampere Film Festival
Мы здесь впервые, но заметили, что поддержка фестиваля городом огромна. Так было всегда?
— В основном так было с самого начала. Я бы сказал, что город Тампере признал ценность фестиваля. По прошествии первых двух-трёх лет наши лучшие репортёры здесь. В истории были моменты, когда у TFF возникали финансовые трудности, они помогали нам их решать, за что огромное им спасибо.

Проблема в том, что большое количество денег, затрачиваемых на культуру, не приносит дохода. Мы как официальная организация получаем хорошую поддержку, но если построить график, это будет прямая линия, а расходы постепенно растут. Так что мы должны искать иные пути финансирования. Конечно, министерство культуры направляет нам поддержку на создание фильмов, они определённо понимают, чем мы занимаемся. Но уровень доходов, повторю, прежний, он не растёт. Это непросто.
Как обстоят дела со спонсорами? Они постоянны или каждый раз их поиск становится приключением?
— У нас есть главные спонсоры — Finnish Broadcasting Company и The Multiplex. Есть менее крупные, но которые, как мы думаем, продолжат работу с нами в следующем году.

Найти новых спонсоров действительно сложно. Для нас, я бы сказал, важно найти какие-то частные фонды или создать проект, например, с Евросоюзом, найти там партнёров. Это может помочь нам выжить. Большая часть денег пойдёт именно на проект, но это позволит нам привести финансы в порядок.
Церемония открытия Tampere Film Festival 2018
Вы планируете развивать дополнительные мероприятия на фестивале?
— В этом году у нас впервые пройдёт Bootсamp, включающий специальную программу обучения. Дело в том, что у нас есть поддержка этой инициативы от китайских студентов. Мы оплачиваем их аккредитацию, проживание, они могут помочь нам в составлении программы. Мы ведём переговоры на этот счёт, я уверен, что идея получит развитие. Потому что у нас есть огромное количество знаний о различных фильмах, короткометражных в том числе, а в Китае этого нет. Этим сотрудничеством, если сказать очень грубо, мы продаём им свои знания. Но также, мы думаем и надеемся, что сможем развивать это направление и найдём финских или иностранных участников, что позволит нам расширить проект. Посмотрим, что будет в следующем году.
Смогут ли в этой программе принять участие российские студенты?
— Да, если всё сложится. Наша идея состоит в том, чтобы привлечь студентов, их фильмы, возможно, преподавателей киношкол. Они соберутся вместе, чтобы 5 дней, учиться друг у друга. Они внесут что-то своё, поделятся с остальными. Получится что-то вроде обмена.

У нас нет чёткого списка стран, которые должны быть с нами. Мы пытаемся привлечь китайцев, так как они больше всего выигрывают при такого рода деятельности. Нам очень интересно посмотреть, что происходит в сфере короткометражного кино в их стране. Но это может быть и российская киношкола.

Мне задают вопросы сотрудники разных учебных заведений, уже были дискуссии, многие хотят присоединиться. Это больше, чем просто найти финансирование, ведь должно быть организовано ещё и проживание, проезд. Я бы сказал, это наиболее вероятное продолжение фестиваля, которым мы займёмся.
Гости фестиваля
Вам комфортно работать с другими странами самостоятельно? Может быть, у вас есть консультанты, ответственные за различные территории?
— Нет, но некоторые наши сотрудники, например, Йохани, наш исполнительный директор, весьма заинтересован в Южной Америке, особенно Бразилии. А я из тех, кто смотрит в основном французское кино. У нас недостаточно людей, чтобы специализироваться на чём-то.
Сколько человек занимается составлением программ?
— Когда дело касается, например, международного конкурса, итоговая программа создаётся тремя людьми. Возможно, четырьмя-пятью. В этом году фильмов меньше, худшие выкидывают. Есть трое людей (я один из них), которые смотрят реально много фильмов. Я смотрю всё с самого начала. В финском конкурсе у нас трое, успевают посмотреть всё, так как он не является основным.
Юкка-Пекка Лааксо и Иван Золотухин
Сколько заявок вы получаете официально?
— В этом году их было примерно 3400.

Наша политика такова, что если я где-либо посмотрел хороший фильм, стараюсь добраться до режиссёра и сказать ему: «Мне очень понравилась ваша работа. Пожалуйста, подумайте о подаче этого фильма на наш фестиваль».
Эти фильмы тоже могут принять участие в преселекции для официальной программы?
— Да, я вообще не люблю систему некоторых фестивалей, когда они берут режиссёра и говорят: «Мы хотим твой следующий фильм». То есть ещё до того, как он был сделан. Так случается. Определённые режиссеры и актёры выбраны ещё до того, как они приступят к работе. Бывает, из таких фильмов состоит половина программы. Что касается нас — мы хотим, чтобы все были в равных условиях.

Если я посмотрел хороший фильм, я постараюсь убедиться, что двое остальных участников отбора тоже увидят его. К тому же, у меня есть одна ограниченная суперсила — сказать остальным «fuck you». Это что-то вроде «fuck you, мне плевать, что ты думаешь, фильм будет участвовать». И они могут сказать мне то же самое.
И сколько таких «fuck you» бывает?
— Не много. Мы хотим программу, где некоторые фильмы уникальны в том, что нравятся только одному из троих. Но очень, очень нравятся.
Спорное кино?
— Да, точно. Вы не только идёте на компромисс и приходите к консенсусу, ведь тогда программа будет скучной. Нам нужны такие фильмы, которые нравятся мне, но не нравятся им. Может быть, даже аудитории они не понравятся. Или будет 5-10% собравшихся, которые подумают, что это лучший фильм.

Мы стараемся комбинировать множество программ, делаем это через обсуждение. Мы говорим: «Окей, чего не хватает этой программе, может, такого фильма?» Мне кажется, это создаёт хороший баланс.
Доска почёта TFF 2018. Festagent на 8-ом и 9-ом фото слева в нижнем ряду
На наш взгляд, хорошая программа должна быть именно программой: самый длинный фильм в конце и так далее.
— Да-да-да. Очень важно, как вы ставите фильмы вместе. Они не должны сражаться друг с другом за внимание зрителя. Они должны быть чем-то большим, чем 1+1, должно быть 1+1=2.

Мы стараемся составить программу так, чтобы фильмы говорили друг с другом. Не всегда легко найти такие пары, иногда мы заканчиваем фильмом, который никак не связан с остальными.
На одном из выступлений кто-то из жюри высказал интересную мысль, что их фестиваль может смотреть фильмы коллег с других фестивалей, так как у них одинаковый вкус.
— В некотором смысле да. У меня, например, есть коллеги, которые заинтересованы в том, что мы показываем, а я заинтересован в посещении очень разных фестивалей. Потому что знаю, что бы они не показали — это их стиль. У каждого есть индивидуальные точки зрения. Часто обнаруживаю великолепные работы. Есть что-то особенное в том, чтобы увидеть их на большом экране и осознать — это хорошее кино. Если бы я увидел его в других обстоятельствах, я мог бы пропустить некоторые моменты.

Есть фестивали, которые, по моему мнению, более актуальны, чем они говорят, у нас больше общего, и есть другие, с которыми у нас меньше общего. Какого рода фильмы Tampere? Думаю, они в большей степени построены на традиционном кинематографе, чем на практике в области искусства.
Никаких экспериментов, видеоарта?
— Нет, если только совсем немного. В этих случаях для нас важно, чтобы эксперимент был не в форме, а в содержании. Мы хотим, чтобы наши фильмы рассказывали о проблемах в мире.

Также добротно сделанные фильмы, показывающие, что режиссёр овладел элементарными навыками кинопроизводства, не для нас. Ещё вариант — есть проблема, но нет формы. Вы должны представить фильм со сложной проблемой, при этом он должен быть сделан хорошо.

Некоторые фестивали большее значение придают навыкам кинопроизводства, всё отлично, если сделано по правилам, поднимаемые проблемы их не очень заботят. Некоторые заинтересованы в экспериментальных вещах — экспрессивном кино на грани.

У нас есть специальные программы, вроде лонг-листа. По сути, после каждого фестиваля мы смотрим, что сработало хорошо, затем решаем, что можем сделать на следующий год. Кстати, Россия, абсолютно точно в списке. В вашей стране происходит нечто интересное, она очень близка к топу в этом самом лонг-листе.
17 июля 2018

Беседовали: Иван Золотухин, Ольга Баженова, Ханна Мироненко
Расшифровка: Екатерина Луговая

Фото: tamperefilmfestival.fi